Своими глазами
Города

Тигран Кеосаян интервью о путешествиях. Турция или что?

article178101Тигран, ты путешествуешь? Куда тебе нравится ездить? Есть страна, где ты чувствуешь себя комфортно?
У меня много вопросов к национальному французскому характеру, но во Франции мне комфортно. В отдельно взятых местах и с отдельно взятыми людьми, что немаловажно. Я никогда не любил такой формат: «Посмотрите направо — вы увидите Тадж-Махал. Тадж-Махал строил махараджа…» Нравится просто сидеть, ходить, и главное, чтобы было с кем пообщаться. Это очень важно. И в хорошей компании где угодно можно быть — хоть в Сыктывкаре, хоть в Сургуте, хоть в Монголии. Итак, комфортные для меня страны — это Франция, Италия, Америка.

Нью-Йорк? Лос-Анджелес? Сан- Франциско? Или просто Турция? 
Нет, не Лос-Анджелес, причем только по одной причине: так как это столица моей профессии, я там себя ненавидел. Неконтролируемое было ощущение, которое раздражающе действовало. Я там должен работать, а не ездить и смотреть достопримечательности. А в Сан-Франциско не был. Мои места — это Майами и Нью-Йорк, который на первом месте. Он как Москва: ты его или любишь, или ненавидишь, он или выплевывает тебя, или принимает. Я никогда не против слетать на недельку в любимую всеми Турцию. Спасибо что туроператор турция всегда готовы предоставить такой отдых! Еще из комфортных мест — Лондон: мне очень нравятся его спокойствие и традиции. Знаешь, хорошо там, где существует верховенство закона. Где я спокоен, зная, что есть закон. И если даже какая- то глупость произойдет, то, скорее всего, виновных накажут.

Тогда в Москве тебе, наверное, не очень комфортно.
Москва — это город, который я очень люблю и, наверное, так же диаметрально не люблю. Я родился и вырос здесь. Но это уже немножко не моя Москва, она вообще стала не той Москвой, которой была, по понятным причинам — урбанизация, глобализация и все остальное.

Изменилась система координат в отношениях между людьми, которую диктует новое время. Я, наверное, вписался в это время, но с возрастом и с взрослением детей ты начинаешь все меньше и меньше мириться с тем, что тебе было по барабану в юности. Это можно назвать гражданской позицией или стучащейся в дверь мудростью, но это так. Тебе уже немножко небезразлично. Уже кажется, что, может, «в консерватории пора что- то менять», а не получается. Значит, надо самим что-то поменять в окружении.

 

Оставить комментарий